HENINEN.NETMONUMENTS.KARELIA.RUSuomiEnglishНовостиИнформацияФотоархивВидеоархивПрессаСсылкиОтзывы
Колласъярви 70 лет спустя

На местах боев 1939-1940 годов 13–14 марта вновь прошел военно-исторический фестиваль, посвященный окончанию советско-финляндской войны.

Об итогах и последствиях этой трагической для соседних стран и народов войны сказано и написано много историками и исследователями, десятки, если не сотни томов. Но есть люди, исследующие историю Зимней войны особым образом. Объединяясь в группы,клубы и ассоциации военно-исторической реконструкции, они воссоздают картины боев прошлых лет на местах былых сражений в униформах воюющих армий в живом театрализованном действии, представляя публике и понимая лично для себя, как и с чем воевали их предки и тяжела ли была амуниция на их плечах.

Одна из точек на карте реконструкторов Карелии и Санкт-Петербурга — пересечение шоссе Суоярви — Лоймола с речкой Коллаа, или Колласйоки, вытекающей из озера Колласъярви, недалеко от поселка Пийтсиеки. На рубеже Коллаа с декабря 1939-го по март 1940 года шли кровопролитные позиционные сражения между частями 56-й и 164-й стрелковых дивизий 8-й армии РККА и финскими войсками. Сейчасэти места — зимняя лесная сказка. Белое безмолвие искрится под мартовским солнцем, порой идут последние метели, засыпая доверху толстые сугробы. А тогда этот лес был выкошен канонадой и снег был черным от пороха и тротила, красным от солдатской крови. Трудно представить, но в этой глухомани было развернуто пять советских дивизий и две финские, – такой концентрации войск не было здесь ни в 1941-м, ни в 1944-м годах. Месяц за месяцем предпринимали наши войска безуспешные атаки финских укрепленных позиций. «Коллаа не сдается», таков был рефрен военных сводок Суоми.

В начале марта финны были обойдены с флангов и уже получили приказ на отход, но 12 марта в Москве было заключено перемирие, вступившее в силу в полдень 13 марта, когда смолкли последние выстрелы и прекратились атаки. По условиям перемирия Северное Приладожье и Карельский перешеек отходили Советскому Союзу и были включены в состав новообразованной Карело-Финской союзной республики.

На территории, ставшей в начале нынешнего века мемориальной зоной, стоят по восточную сторону Коллаа памятники советским воинам, погибшим в сражениях 1939–1940-го и 1941–1944 годов, а по западную – мемориальный знак, установленный по инициативе Финляндии ее павшим солдатам, оборонявшим свою землю. Здесь покоятся останки сотен найденных и погребенных советских бойцов и неиз вестное число еще не найденных поисковыми отрядами.

Война, прозванная поэтом Твардовским «незнаменитой», не стала войной забытой. С 2001 года в рамках специального историко-культурного проекта «Карельские рубежи» Клуб любителей военной истории «Стягъ» и клубы реконструкции Санкт-Петербурга при поддержке правительства республики, Министерства культуры, МВД РК, госцентра по охране памятников и администрации Суоярвского района проводили на территории комплекса «Колласъярви» военно-исторические акции, главным событием которых была реконструкция боя времен финской кампании. К сожалению, мероприятие, ставившее цели актуализации нашего военно-исторического наследия и развития туризма, получившее большую популярность у местного населения, с 2005 года по разным причинам, прежде всего финансовым, не проводилось. Тем отраднее, что в этом году, на 70-летие окончания советско-финляндской войны, хорошая традиция возобновилась благодаря инициативе руководства «Стяга» и неоценимой помощи суоярвского депутата и петрозаводского предпринимателя Сергея Знаменского и самих любителей, приехавших на собственные средства.

«Коллаа-2010» собрала в Суоярви 26 участников из санкт-петербургской военно-исторической ассоциации «Эпоха», куда входит и наш петрозаводский клуб «Стягъ» (председатель Валерий Фокин). Непосредственную координацию фестиваля осуществлял его заместитель Владимир Васильев, он же командовал «советской стороной». «Финской стороной» командовал Дмитрий Ериков, руководитель питерского клуба «4-й егерский батальон», партнера и боевого товарища «Стяга» с 1999 года.

Автор этих строк, побывавший на Коллаа со «Стягом» пять раз, был не только военным корреспондентом, но и по отведенной роли «политруком», имея скромную задачу произнести речь перед личным составом и далее действовать в общих рядах.

Всякий такой фестиваль состоит из двух частей. В субботу после прибытия, размещения и обеда бойцы выезжают на место завтрашнего «боя» для подготовки позиций в глубоком снегу, репетиции и координации своих действий. В воскресенье проходит само действо в присутствии многочисленных зрителей.

Снега в этом году выпало очень много, а зима не собиралась уступать своих прав весне. Лопатами, выданными нам хлопочущим по хозяйству Сергеем Знаменским (нашим «зампотылу»), прокладываем на склоне высоты в сугробах меж деревьев узкие траншеи со стрелковыми ячейками, по которым мы и будем завтра двигаться. К сожалению, вне траншей всякая попытка не то что атаковать, а просто передвигаться по снежной целине обречена на провал. Наш «противник» также оборудует свои позиции на высоте, где десять лет назад был установлен памятник финским солдатам. Публика будет стоять за их спинами на смотровых площадках – грудах снега, наваленного грейдером, очистившим площадку для автобуса, выездной торговли и сколоченных из досок столов.

Идут репетиции. Предстояшее не детская игра, хотя каждый из нас получает от происходящего те незабываемые ощущения, за которыми и приходит. Тут все очень серьезно. Если это и игра в войну, то понаучному. И амуниция должна быть максимально подлинной, и действия и продвижения должны быть четко согласованы по времени в соответствии с сигналами, ракетами и дымами, показывая тактические приемы той войны, а 20 минут «боя» интересны зрителям. «Наших» с «финнами» было примерно поровну, причем в солдатских рядах пять девушек — прекрасный пол нередок в числе участников военно-исторических сражений. В основном это представители медицины: облаченная в серую красноармейскую шинель Юлия из Питера, участник клуба «Военкор», деловито передвигается по снежным «окопам», снимая кадры для истории ассоциации «Эпоха». Председатель клуба «Стягъ» подполковник МВД Валерий Фокин тоже приехал с нами, но в действии не участвует, представляя собой терского казачьего офицера в папахе и бекеше из другой эпохи.

Закончив подготовку будущего поля боя, садимся в автобус и уезжаем в столовую и затем на место нашего «постоя» – в школьный спортзал с матами вместо постелей. Трое питерцев, все бывалые закаленные поисковики, остаются на месте ночевать на зимнем биваке у костра.

Вечер военных историков в уикенд с субботы на воскресенье — отдельная тема. Здесь вновь встречаются боевые товарищи из разных городов, не видевшиеся с прошлого фестиваля, завязываются знакомства, идет обмен новостями, информацией и литературой, предметами амуниции, возникают обсуждения и споры. Я раздал коллегам из Питера несколько номеров нашей газеты: такие поездки – один из способов ее распространения в других городах.

Наутро едем на место, куда постепенно подходит суоярвская публика. Люди приезжают семьями, много детей и молодежи. Народа прибывает все больше, и он явно радуется возобновлению давно не виденного фестиваля. Каждый из нас сфотографировался с публикой, наверное, не по одному разу.

Накануне выпал снег, но нашу «фортификацию» засыпало не слишком сильно, воевать можно. В ожидании начала разжигаем костер (невольно подумалось: ведь у лесных костров в финскую войну солдаты в лютые морозы жили днями и неделями!).

Перед боем по давней традиции построение и воодушевляющая речь «политрука», в которой он заверяет бойцов в скорой победе над финляндской белогвардейщиной, призывая к последнему решительному удару, объявляет о радостной новости — наши войска, взломав линию Маннергейма, ворвались в Выборг, отмечает отличившихся в боях (в составлении такого выступления используются выражения и штампы армейской пропаганды и агитации тех лет).

Время! Васильев подает команду, и мы цепочкой движемся по разветвленным траншеям. Впереди идет разведка. Она натыкается на засевших «финнов» и перестреливается с ними, потеряв одного условно «убитым». Лесную тишину разрывает ружейно-пулеметная пальба, ненадолго превращая игру в реальность. Впереди меж деревьев мелькают вражьи головы в финских рогатых касках. Ох, туго бы нам пришлось, будь война настоящей! Ни на «наших», ни на «финнах» нет белых маскировочных халатов, в которых воевали тогда, — дело в том, что они скрывают униформу и предметы снаряжения, а одна из целей мероприятия как раз и состоит в их показе.

Мое место на правом фланге позиции. Огневая мощь невелика – муляж нагана с шестью имитационными патронами, а сбоку из-за кустов уже подбираются егеря. После краткой перестрелки падаю «раненым», мне оказывает помощь девушка-санинструктор, а чтобы нас не прикончили злые «белофинны», прикрывает огнем.

Пальба, потом пиротехника, имитирующая работу артиллерии. Какой-то мужик из публики ободряюще кричит: «Ребята! Давай в атаку, у них патроны кончились!» Звучит команда: «Прекратить огонь!» Это наступил полдень 13 марта 1940 года, когда от моря до моря смолкли орудия. Васильев и Ериков выходят навстречу друг другу для переговоров, солдаты встают из окопов, кричат ура и бросают вверх каски и буденновки, радуясь миру. Коллаа-1940/2010 состоялась.

Сергей ЛАПШОВ
Суоярви – Коллаа
Карелия N 30 (2045) от 25 марта 2010 года


© Monuments.karelia.ru, 2003–2005
© Heninen.net, 2003–2017